Мноноговековая традиция. Глава 2

Автор: Doka13
Бета: MayRingo
Пейринг: Киба/Шино
Рейтинг: для этой главы PG-13
Статус: в процессе
Дисклеймер: мир и герои принадлежат Кишимото Масаши
Размещение: с моего разрешения
Саммари: Шино:"Как же я жить хочу!"
Предупреждение: Mpreg
От автора: мой первый фанфик

Глава 2

Прости Шино, но у тебя нет выбора. У тебя же, Киба, он есть.

- Беременность будет проходить так же, как у женщины? – все были удивлены столь неожиданным вопросом от Кибы.
- Почти. В отличие от женщины, Шино первые четыре месяца проведёт на сильнодействующем обезболивающем. Это объясняется так: до тех пор, пока будут существовать даже остатки противостояния между нашими животными (а это первые месяца три-четыре беременности), он и будет испытывать боль.
- Стоп… А почему я ни разу не видел этих детей? Ну, которые в двух кланах состоят.
Периферическим зрением Киба заметил, что Шино охватила мелкая дрожь. Внезапно младший Абураме встал, прочистил горло, глубоко вздохнул, будто собираясь сказать что-то важное:
- Я согласен. Но пусть это будет кто-нибудь другой, - договорив, он резко развернулся и выбежал из дома.
В комнате повисло напряжённое молчание. До Кибы не сразу дошёл смысл слов, сказанных его другом. «Я понял! У него шок, поэтому он это сказал! Как же всё сложно! Бедный Шино… И так был одиночкой, а теперь вообще… А куда это его папаша намылился? Кланяется, сука».
- Старейшины, прошу простить моего сына. Я сейчас же верну его.
- Не стоит. Его можно понять. Для него это стресс. У нас ещё есть время. Пусть попривыкнет к этой мысли. Ах да! Нужна замена…
- Не нужна! – все присутствующие в очередной раз посмотрели на Кибу. – Я поговорю с ним. И у меня есть ещё парочка вопросов. Вы не против на них ответить? – старейшины замотали головами из стороны в сторону. – Как прекратить этот семилетний цикл?
- Это невозможно.
- Это невозможно, или вы не знаете, как это сделать?
- Скорее второе, но мы перепробовали все возможные варианты.
- Ясно. Все-таки, почему я ни разу не видел этих детей? – «Уж больно рожи у них пагубные. Изверги долбанные».
- Все члены клана Абураме живут довольно обособлено из-за…кгх… особенностей своего тела. Поэтому дети остаются в клане Абураме.
- Короче говоря, наши отказывались от своих детей только потому, что внутри них ползали жуки?
- Киба!
- Мама, тихо! Я имею право знать! Ну?
- Это так.
- Я в шоке! Сколько до начала агрессии животных?
- Три месяца.
- Шино будет ходить на миссии?
- Нет. Ему нельзя перетруждаться и нервничать.
- Будет проводиться ещё одно собрание?
- Да. Через два дня.
- Мы прийдём, - Киба гладил Акамару, направляясь к выходу, но у самой двери он остановился и, не оборачиваясь, сказал:
- Абураме-старший, не приближайся к Шино, - и спокойно вышел.
Выйдя из дома, Киба на всей скорости побежал в только ему известном направлении. «Куда же ты мог пойти, Шино? – перед глазами мелькали дома, магазины и пустые вечерние улицы. - Стоп! – Акамару, не успев вовремя остановиться, врезался в ногу своего хозяина. - Даже если я его найду, что я ему скажу? Как его убедить не отказываться от меня… то есть от моей помощи? – Киба петлял по Конохе ещё минут десять, но всё же ему вспомнилось одно местечко. - Ну, конечно же.… Где же ты ещё мог быть!»
Инудзука нашел «пропажу» в старом заброшенном доме, о котором, кроме них двоих, знала лишь Хината.
Киба тихо подходил к Шино, но он не сомневался в том, что его давно заметили. Хоть собачник и без особых проблем нашёл своего друга, он не имел ни малейшего представления, о чём именно говорить. Подойти и молча сесть рядом – это всё, что пришло ему на ум. Шино то и дело тяжело вздыхал, будто не решаясь что-то сказать. Совершенно случайно взгляд Кибы упал на небольшую сумку у ног Абураме.
- Я не вернусь туда.
- Шино, я нашел тебя не затем, чтобы возвращать…сейчас.
Жуковод молча встаёт, подбирает сумку с пола. Киба подскакивает и хватает его за руку.
- Пожалуйста, выслушай меня.
- Ты уже всё сказал.
- Нет, не всё! Ты что не слышал рассказ старейшины? Наши кланы могут вымереть, если этого не сделать. Просто послушай, что я тебе скажу. Если у меня не получится тебя переубедить, я тебя не то, что удерживать не стану, я тебе сбежать помогу, - Шино молча смотрел в пол и, казалось, не слушал, что ему говорят. - Давай сядем?
Инудзука сел на камень, потянув за собой пока неудавшегося нукенина. Акамару, не находя себе места, крутился вокруг парней. В конце концов, он выбрал, как ему казалось, наиболее подходящее место: у ног Шино. Шино даже слегка улыбнулся такому ироничному сочувствию пса.
- Шино, почему ты не хочешь родить?
Если бы не серьёзность и печальность ситуации, Киба долго бы смеялся с непривычно расширившихся глаз и открытого рта его друга.
- Киба, сегодня ты побил рекорд Узумаки по тупости! Я тебя поздравляю! Или это у тебя шутки такие? – голос говорившего становился всё громче. У Шино сбился воротник, и теперь, хоть глаза и были скрыты очками, на его лице читались все эмоции, которые он испытывал, выдаваемые болезненно сжатыми в тонкую почти белую полоску, напряжёнными скулами. Руки снова начали отбивать непонятные ритмы по воображаемому барабану. - Почему я не хочу родить?! Почему я не хочу стать изгоем? Почему я не хочу нормальную семью? Почему я не хочу счастливого ребёнка? Почему я не хочу быть счастливым? Так что ли?! – Киба первый раз в жизни видел слёзы друга. Было так… неправильно, что ли, видеть такого Шино. – Ты задал глупый вопрос.
- Почему ты думаешь, что не сможешь…
Собачник осёкся под направленным на него взглядом. Затравленным и испуганным взглядом.
- Похоже, это ты невнимательно слушал старейшину, друг мой, - Абураме развернулся и крепко взял за плечи Кибу. - Я жить хочу! Понимаешь? Я так хочу жить! Я… Ты не понимаешь… - снимает очки, встаёт, чуть-чуть отходит и через пару секунд раздаётся крик, от которого стены дрожат, и душа холодеет, - Господи! Как же я жить хочу!
Шино падает на колени и начинает плакать, как маленький ребёнок: громко, надрывно и безутешно. Киба подошёл, встал рядом на колени и, ничего не говоря, обнял. Пожалуй, только сейчас он полностью осознал, как от этого ритуала и его последствий изменится, исковеркается жизнь этого пятнадцатилетнего мальчишки. Пусть это немного в стиле Наруто, но теперь Кибе неважно. Он дал себе клятву: несмотря ни на что, сделать Шино счастливым. Несмотря на то, как сложится их жизнь.
«Я больше никогда не хочу видеть то, как ты горько рыдаешь. А это, оказывается, больно… Больно, когда друг так плачет». Абураме вцепился в своего друга, как утопающий за соломинку. Сейчас в его голове крутились только четыре предложения: «Страшно! Больно! Не хочу! Жить хочу!». Как ни старался, он не мог успокоиться. Почему-то именно теперь вспоминались самые страшные, болезненные и унизительные моменты его жизни. Ненависть, страх, одиночество, омерзение…
- … Киба, ты не можешь меня… меня поня-а-а-ть!- Шино всхлипывал, я затем снова разразился рыданиями.
Инудзука прижал к себе вздрагивающее от рыданий тело очень крепко, но не менее бережно, и стал аккуратно гладить волосы, предварительно сняв капюшон. Казалось, они в таком положении провели вечность. Стоять коленями на каменной крошке было совсем неудобно, но сейчас было не до этого. Абураме начал потихоньку успокаиваться. Они поднялись с пола и сели на камень. Не разрывая объятий, просидели ещё минут двадцать. Когда Шино перестал истерично всхлипывать, он начал поиски очков, которые были утеряны.
- Шино, перестань копошиться.
- Я очки ищу.
- Не одевай их. Нам предстоит серьёзный разговор. Может, в твоих глазах я увижу ответы, которые ты не решишься произнести вслух, - было так непривычно видеть Шино без очков. - Я сам ещё не совсем представляю наше будущее.
- Я тоже.
- Пожалуйста, не перебивай. Шино, я буду твоим партнёром по ритуалу. Возражения не принимаются. Мне кажется, что тебе будет легче, если через всё это вместе с тобой пройдёт близкий человек.
- Я не хочу терять друга. А после всего мы друзьями не сможем быть.
- Давай решать проблемы по мере их поступления. О чём я…? Так вот. Я понятия не имею, почему раньше родивший и его ребёнок становились изгоями, но с нашим дитем этого не случиться.
- Как-то странно это звучит.
- Странно. Но ты только подумай, что случится с нашими кланами, если не родится этот ребёнок? Да, я понимаю, что нам с тобой ещё ОЧЕНЬ рано обзаводиться детьми, но другого выхода нет.
- Есть. Я сбегу.
- Шино, я тебе уже сказал, о судьбе ребёнка можешь не беспокоиться. Первый палец, который в него ткнет, будет сломан мною. А по поводу самого процесса… ты шиноби и приучен терпеть боль.
- Да причём здесь боль? Не так я представлял себе свою жизнь. После всего я могу забыть про карьеру шиноби. Может, я семью хотел создать.
- Да кто тебе мешает? Нет, не так сказал. А я тебе на что?
Шино смотрел на друга и не знал, что можно ответить на такое. Увидев выражение лица, с которым на него смотрели, Киба понял, что сболтнул лишнего.
- Киба, а ты почему согласился на ритуал?
- Я же говорил уже. Я подумал, что тебе будет легче, если рядом с тобой будет тот…
- Но это ведь неправда.
- Неправда, - как ни в чём не бывало, согласился Киба. – Но не это сейчас главное. Ты знаешь, я спросил у старейшин, как остановить этот цикл. Сначала они сказали, что это невозможно, а потом – что не знают, как это сделать. У меня есть идея на этот счёт. Это тоже потом. Блин! У меня такая каша в голове! Не могу никак с мыслями собраться. Слышишь, может, продолжим разговор в другом месте? А то на улице уже прохладно становится. Осень всё-таки.
- Куда пойдём? – спросил Шино, поднимая сумку с пола и откапывая свои ноги из-под Акамару. – Я домой сегодня не пойду. Не хочу его видеть.
- Пошли ко мне. Мамы дома нет, а сестра всегда рада тебя видеть. Знаешь, сначала она никак не могла понять, как я с тобой сдружился, - Киба усмехнулся, погружаясь в воспоминания. Парни медленно шли по вечерним улицам, каждый думая о своём. Подходя к дому, Киба молил всех известных ему богов о том, чтобы все старейшины, а главное папаша Шино, уже разбежались. Его молитвы были услышаны. В гостиной сидела только сестра, со всех сторон обложившаяся собаками и что-то читающая.
- Вы вернулись?
- Ага. Сестренка, ты не против того, что Шино у нас переночует?
- Киба, в этом нет надобности. Я не хочу вас стеснять.
- Куроши!!! – Сестра Кибы еле успела схватить свою собаку за загривок. Ещё секунда, и псина запросто отхватила бы Абураме ногу. Куроши опомнился и начал скулить, и тереться о хозяйку, будто извиняясь. Девушка опустила глаза и грустно улыбнулась.
- Это началось. Шино, не ходи по дому без Кибы, ладно? – парни кивнули.
Набравши побольше еды, они направились в комнату младшего Инудзуки. Толи нервное перенапряжение сказалось, толи набитые животы, но обоих начало клонить в сон, и это факт. Разговаривать не хотелось, но всё же у Шино был вопрос, ответа на который не мог ждать до завтра.
- Давно?
- А?
- Давно, говорю?
- Что «давно»?
- Киба, не тупи. Давно ты меня любишь?


@темы: Mpreg, Другие пейринги, М Т