23:19 

Мой первый фанфик!!!

Мноноговековая традиция

Автор: Doka13
Бета: MayRingo
Пейринг: Киба/Шино
Рейтинг: для этой главы PG-13
Статус: в процессе
Дисклеймер: мир и герои принадлежат Кишимото Масаши
Размещение: с моего разрешения
Саммари: Шино:"Ненавижу отца! Ненавижу!"
Предупреждение: Mpreg
От автора: мой первый фанфик

Глава 1
- Я тебя ненавижу, - Шино захлопывает за собой дверь, садится на кровать. Он не мог поверить в то, что его отец так с ним поступил.
«Струсил, скотина. Решил всё спихнуть на меня. Ненавижу. Ненавижу! Как он не понимает простой вещи: меня там стошнит! Мне же всего пятнадцать лет!» - с такими невесёлыми мыслями Шино собирался на тренировку.
У порога отец Шино снова попытался с ним заговорить, но последний был непреклонен. До полигона было 20 минут ходьбы, а значит, есть время обдумать сложившуюся ситуацию.
«Хуже просто быть не может! Я, конечно, ничего не имею против гомосексуальных отношений, но связующим куском мяса между двумя кланами я тоже не собираюсь быть. Я не виноват, что мой папаша подхватил что-то на миссии и теперь ритуал перекладывается на следующее поколение. Я не хочу ЭТОГО делать! Да что там не хочу, я просто не смогу! Я не хочу на всю оставшуюся жизнь стать изгоем! Господи, за что мне ЭТО? Меня реально вывернет! Надо отвлечься! А вот и полигон. Киба какой-то невесёлый».
- Здравствуй, Киба. Почему грустный ты?
- Привет, Жуковод! Я не грустный, я задумчивый. Семейные дела, ничего серьёзного. А что у тебя?
Шино хотел привычно соврать, но слова с языка спрыгнули прежде, чем он успел подумать:
- Всё плохо. Очень плохо! Я планировал себе жить, никого не трогая, а мне сегодня заявляют, что я стану очередной подопытной крысой клана Абураме и Инудзука!!!
- Шино, ты вообще о чём?! - Киба впервые видел таким своего друга: руки и голос дрожат, глаза бегают, тело вздрагивает, будто от ударов тока. Тем более в свете последних событий, ему было неприятно видеть такую реакцию.
- Прости, ты, наверное, не знаешь об…
- Если ты говоришь о создании семьи раз в семь лет, то знаю.
- Э-э… Семья?! Но… Тебе не понять, - Шино медленно отвернулся, надеясь на то, что сенсей появится, как можно быстрее.
- Нет уж! Будь добр, объясни! – Киба хватает друга за рукав и разворачивает к себе.
Шино был вне себя от злости. Абураме схватил собачника за грудки и притянул к себе:
- Что там, Инудзука – пришёл, раз-два и ушёл. А у меня вся жизнь испорчена. Помню одного такого, ну, после эксперимента. На него смотрели, как на прокажённого, его стороной обходили, а его ребёнок был обречён на издевательства и одиночество! Как ты уже понял, это я буду убойным мясом из клана Абураме, так что…
Инудзука со всей силы ударил паникёра в челюсть, отчего последний уселся на землю.
- Прекрати истерику. Тебя не могут заставить.
- Ха-ха-ха, - горько рассмеялся Шино, что само по себе было странно. - Это у вас не заставляют, потому что у вас в каждой семье куча детей, а у нас на семью максимум два ребёнка, и то это редкость. У меня нет выбора.

Во время тренировки сокомандники так ни разу и не заговорили, но домой всё же пошли вместе. Киба остановился у своих ворот.
- Э-э… Шино, а ты куда? Это вообще-то мой дом…
- Знаю я, где дом твой. Сюда и шёл я. Говорить со старшими я буду, чтобы отречься от своей «судьбы».
- Так ты уже всё решил?
- Сказал же раньше, не буду я подопытным.
- А жаль… - тихий шёпот.
- Что?!
- Жаль, что с тобой это случилось.
Зайдя в гостиную, парни увидели старейшин и представителей своих кланов. Отец Шино быстро встал, направился в их сторону и, подойдя совсем близко, схватил своего сына за локоть.
- Только попробуй вякнуть хоть слово против – я тебя по стенке размажу!
«Что с тобой? Ты никогда не повышал на меня голос! Неужели тебе меня совсем не жаль?»
Не заметно ни для кого, кроме самого Шино, его отец по руке пустил несколько крохотных жучков.
«Что? Болевые жуки контроля?! Отец, как ты мог…?»
- Ты меня понял?
- Отец, ты не понимаешь. Я просто не смогу. Я не…
- Перестань лепетать, как маленькая девочка! Не позорь меня и свой клан! – и, наклонившись совсем близко, тихо добавил. - Иначе тебе будет очень больно, но ты об этом даже вякнуть не сможешь. Ещё раз спрашиваю: ты меня понял?
Шино смог лишь кивнуть. Киба стоял рядом и слышал каждое слово, что всё больше ввергало его в шок. Он много лет знал отца Шино. Последний ни разу не то что не позволял себе такого ядовитого шипения, как сейчас, а даже слова пренебрежительного или грубого не говорил. Кибу позвала сестра и посадила рядом с собой. Старейшины наконец-то обратили внимание на «виновника» собрания. Слово взял «древний» мудрец из клана Абураме.
- Шино, сядь так, чтобы тебя могли все видеть, - отец и сын сели на свои места. - Что ж, начнём. На сегодняшней встрече собралось много представителей младших поколений. Я это говорю, потому что имею подозрение о неосведомлённости молодёжи об истинной причине нашего собрания. Правда, ведь? – по комнате пронеслись одобряющие возгласы. – Поэтому я ещё раз расскажу правила традиции, которая сложилась между нашими кланами много веков назад. Раз в семь лет в кланах Абураме и Инудзука по главной ветви выбирают по одному мужчине лет тридцати-тридцати пяти. Если один из мужчин по какой-либо причине не может выполнить условия договора, то эти обязанности перекладываются на его сына, если таковой имеется, если нет, то на младшего родственника. Во втором клане тоже происходит замена, для того чтобы разница в возрасте была не слишком большой. После проведения ритуала, с помощью специально обученных собак и жуков проводится проверка представителя клана Абураме. Если всё получилось, то мы просто ждём, если нет, повторяем ритуал. У кого-нибудь есть вопросы?
Шино только открыл рот, но его опередил Киба:
- Да, у меня есть вопрос. Даже четыре! – сестра дёрнула его за рукав, когда он подскочил, но всё равно не удержала его. Она сидела близко и прекрасно чувствовала, как от него несёт тёмной чакрой.
– Первый: как я понял, у Шино вообще нет права выбора. Это так? Второй: Шино только пятнадцать. Нельзя было кого-нибудь постарше выбрать? Третий: чё за ритуал? Четвёртый: чё вы собрались проверять с помощью собак и жуков? – возмущённый парень напрочь отказывался садиться. Задавая вопросы, Киба типа беспалевно пробирался к Шино. Встав рядом, Инудзука глянул на друга и был изрядно удивлён: Шино смотрел на него с какой-то мольбой и грустью.
В комнате повисла подозрительная тишина. Мудрец таки «соизволил» ответить:
- Молодой человек, похоже, вы ничего не знаете об этой традиции. Придётся рассказать о самой сути и параллельно ответить на ваши вопросы. Ответ первый: у Шино действительно нет права выбора. Общеизвестно, что в клане Абураме малодетные семьи. Так как партнёр по договору из клана Абураме был серьёзно заражён на миссии, все обязанности перекладываются на Шино как на единственного наследника. Это сразу ответ на второй вопрос. Теперь третий вопрос, - после этого предложения Шино как-то неопределённо всхлипнул. Взбунтовавшийся собачник вопросительно глянул на него, но тот уже несколько минут не поднимал голову. – Между двумя представителями наших кланов происходит половой акт. Перед вышеупомянутым актом проводится предварительная подготовка. Представитель клана Абураме начинает вынашивать в себе наследника двух сильнейших кланов нашей деревни. И наконец, четвёртый: только с помощью совместного сотрудничества собак и жуков можно обнаружить беременность на раннем сроке.
- Чего?! – сестра Кибы ради безопасности старейшин схватила брата за шею, хотя удержать его было нелегко. – Вы чё тут все с ума посходили?! Какая беременность? Какие дети? Как вы вообще …
- Киба, заткнись! Я тебе всё позже объясню. Успокойся, - сестра сдерживала его телодвижения, явно направленные на ранее говорившего мудреца из клана Абураме.
- Сестра, ну ты слышала, что мелет этот старикашка? Я думал, мне нужно будет просто заняться сексом с Шино, но никак не делать ему ребёнка! – и Киба, сразу замолчав, медленно обернулся, чтобы посмотреть на Шино. Тот сидел и смотрел на него широко раскрытыми глазами, и не мог поверить в услышанное.
- Ты знал?
- …
- Киба, я поверить не могу… Ты знал и ничего мне не сказал?
- А что я мог сказать? «Друг мой, через пару месяцев мы с тобой переспим! Но ты не беспокойся! Наши отношения не изменятся!» Так что ли? А про беременность…? Про беременность ты знал?
- Знал. Поэтому и не хотел во всём этом участ…
- Но как уже было сказано, твоё мнение никого не интересует, - отец Шино смотрел на своего отпрыска с такой злобой и раздражительностью, что парням стало не по себе. – Киба, если не хочешь в этом участвовать, то тебе легко найдут замену. Мы не можем позволить прерывание столь древней традиции. Шино, послезавтра тебя подготовят к ритуалу. Если будет нужно, я буду присутствовать. На тот случай, если ты решишь сбежать или остановить подготовку.
Киба даже замер от такой речи на пару секунд.
- Это правда… Это правда, что тот, кто родит, и его ребёнок становятся изгоями?
В гостиной наступила гробовая тишина. Общеизвестно, молчание – знак согласия.
- Если это действительно так, то зачем вообще проводить этот ритуал? – Шино понимал, что, если он проведет здесь ещё минут десять, у него случится нервный срыв. Предательство отца и его равнодушное отношение к судьбе сына ещё больше подкосили его психическое равновесие. – Неужели всем присутствующим здесь безразлично, что будет со мной? - задавая этот вопрос, он смотрел на своего отца.
- Перестань ныть. Всем плевать на твои жалобы.
- Мне не плевать! Слышите? Мне НЕ ПЛЕВАТЬ!!! Он мой лучший друг уже много лет, и мне важна его дальнейшая судьба, в отличие от вас, его отца! Да что с вами всеми? Нахера пятнадцатилетнему пацану жизнь ломать? Кому это надо? Если от этой традиции такие последствия, почему просто не аннулировать её?
Шино, казалось, был безучастен. На самом же деле, ему хотелось просто убежать отсюда. Его заставляли переспать с лучшим другом, а после - вынашивать его ребёнка. И почему Киба так отстаивает его, Шино, права? Неужели ему действительно не всё равно? Тем временем в углу гостиной началось какое-то копошение, после чего в центр комнаты вышел старейшина клана Инудзука.
- Прошу всех занять свои места. Нам нужно всё спокойно обсудить. Се…
- Да нечего тут обсуждать! Я не дам Шино вам не расчленение!
- Ха-ха-ха, - старичок почти искренне засмеялся. - Никто не собирается расчленять твоего друга. Сразу попрошу больше не перебивать меня. Ах, да. Насколько я понял, вы, ребята, друзья. Мы действительно можем произвести замену со стороны клана Инудзука. Если это нужно, конечно.
Шино будто почувствовал на себе взгляд Кибы и поднял на того глаза. Инудзука смотрел на него выжидающе, будто спрашивая, какое решение он примет. Шино же был в полном замешательстве. Как можно сделать такой выбор? С одной стороны, если бы это был Киба, то было бы не так страшно. С другой, он не хотел терять чуть ли не единственного друга. «А ну его… Пусть решают старейшины. Мне уже плевать».
Киба смотрел на друга и испытывал чувство, которое гнал от себя всеми силами - жалость.
- Пусть у моего друга хоть в чём-то будет право выбора.
- Мне всё равно, - создавалось впечатление, будто это действительно так: безразличный взгляд, устремленный в пол, руки, расслабленно лежащие на коленях.
- Ну, если это действительно так, то пусть это буду я, но мы с Шино пойдём на это только в том случае, если мне покажутся убедительными ваши доводы относительно необходимости проведения ритуала, - собачник посмотрел на старейшину своего клана, давая понять, что другие варианты не принимаются.
- Ты готов с этим согласиться? Неужели ты не понимаешь…?
- Я всё прекрасно понимаю, Шино. Будь спок! Неважно, чем закончиться вся эта херня, я тебя не брошу. Понял? Давай, старичок, заводи шарманку, - старейшина пропустил мимо ушей пренебрежительное обращение:
- Не будьте столь поспешны в своих решениях, молодой человек. Сначала выслушайте меня. Пожалуй, стоит рассказать о происхождении и самой сути традиции. Много столетий назад, когда наши кланы только возникли, наши предки обнаружили, что через определённые промежутки времени животные, с которыми у нас заключены контракты начинают пылать друг к другу сильнейшей ненавистью. С годами временная агрессия только возрастала, увеличивалось и количество стычек между нашими животными. Посредствам долгих размышлений и экспериментов наши предки пришли к следующему решению: раз в семь лет мужчина из клана Инудзука должен оплодотворить мужчину из клана Абураме. Мужчины должны быть примерно одного возраста. Другие вариации ритуала не проходят. Если выполнить не все пункты или выполнить неправильно, то животные наших кланов начинают борьбу не на жизнь, а на смерть. Их хозяева перестают их контролировать. Было немало случаев убийства хозяина своими же животными, если он пытался их остановить. Это единственный выход из ситуации. Ребёнок двух кланов не является изгоем, а вот символом временного примирения – да. В нём соединены способности обоих кланов. Поэтому его не всегда принимают радушно, - старик возвёл глаза к потолку, будто что-то вспоминая. – Тридцать пять лет назад на общем собрании было принято решение не проводить ритуал. Через четыре месяца после того, как истекли последние сроки, началась война между животными наших кланов. Сотни собак и тысячи жуков были утеряны. Около двухсот человек погибло, - было видно, что эти воспоминания для него болезненны, как и для многих людей того поколения. – С тех пор мы не нарушаем сложившуюся традицию. У нас просто нет другого выбора. А вам двоим, - старейшина обращался к Кибе и Шино, - я вот что скажу: прости, Шино, но у тебя нет выбора. У тебя же, Киба, он есть.

@настроение: Отличное

@темы: Mpreg, Другие пейринги, М Т

URL
Комментарии
2010-04-11 в 14:15 

приветик)Я в полном восторге)так держать!)

     

Яой - это заразно

главная